Форум поискового отряда "ВИТЯЗЬ"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум поискового отряда "ВИТЯЗЬ" » История СССР » Немецкий плен русскими глазами


Немецкий плен русскими глазами

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

«Русский инвалид»
от 4 сентября 1915 года
Выдержка из дневника, который вел во время нахождения в плену в Германии рядовой 6-й роты Семеновского полка Василий Кузнецов, бежавший счастливо из плена.

24 февраля
Приехали в город Бютов, в котором нас разместили по баракам. Скука страшная. Дали каждому личный номер, мой номер 13094. Чувствую себя очень скверно. Кругом всех бараков проволочные заграждения. Посередине всего городка для пленных стоит караульное помещение, где имеются две пушки, дула которых смотрят на нас. По двору ходят немецкие патрули.

1 марта
Что за жизнь, прямо-таки ужасная. Помещаемся в бараке, лежим там человек на человеке, даны нам по одеялу и мешок на двоих. Все это пропитано вшами, ночью не уснуть до полуночи, все отбиваешься от вшей, а потом уже, выбившись из сил, забываешься на не­сколько часов, чтобы только утром встать и начинать опять давить этих противных паразитов. На тела некоторых ужасно смотреть, все ободрано до крови.
Благодаря Богу я чувствую себя сегодня здоровым, а то три дня едва передвигал ноги. Да оно почти было и лучше, потому что я не чувствовал того голода, который приходится испытывать теперь. Думаю, что в состоянии был бы съесть немца с костями.
Слава Богу, я сейчас пообедал, но это черт знает что за обед. У нас в России, когда откармливают свиней, то их лучше кормят. Обед наш состоял из кипяченой воды с морковью, почти нечищеной, и больше ничего, да полфунта хлеба, который выдают утром на сутки, съедаешь сразу же его, как хорошее пирожное, несмотря на то что хлеб печется пополам с картошкой. Немцы при взятии в плен отобрали все, что им понравилось, а если русский солдат не хочет отдавать, то немец бесцеремонно вытаскивает штык и готов пустить его в дело против обезоруженного врага.

6 марта
Сегодня была у нас прогулка. Немец-фельдфебель кричит на нас, точно рассерженный индюк, вероятно, кричит оттого, что плохо ходим, а где же мне хорошо ходить, когда я голоден, как собака; походив с четверть часа, я совершенно ослаб.

9 марта
«Лисица и во сне кур считает»; в этом отношении мы даже перещеголяли лисиц, ложимся спать — на уме кушанья, от которых слюнки текут, и во сне постоянно находишься дома и обязательно что-нибудь ешь. Отношение немцев к пленным очень строгое: за то, что курил в бараке, — 10 суток строгого ареста, за то, что хотел стащить морковь с кухни, — 7 суток, а за то, что ослушался проводника, такого же пленного, которого немцы называют капралом, — 14 суток строгого ареста.

12 марта
Скоро придет, наверное, такое время, что не в состоянии буду даже писать. Силы слабеют не по дням, а по часам. На прогулках, которые бывают теперь ежедневно, вдоль проволочного заграждения сделав около версты, тайком удираешь в барак и лежишь без всякого движения до обеда.

15 марта
До чего немец довел русского пленного солдата: даже глазам не верится. Например: после обеда некоторые ходят и собирают по полу остатки еды, гнилую картошку и кости для того, чтобы набить свой желудок хотя бы чем-нибудь. Некоторые забираются в помойную яму и выбирают оттуда все, что кажется съедобным, а помойная яма так воняет, что когда мимо проходишь, то приходится отворачиваться. А ведь сегодня Вербное воскресение. Как хочется в такие дни домой.

21 марта
Вот уже два месяца, как в плену. Немцы в большинстве такие, которые без всякой вины бьют по физиономии пленных. Сегодня нас гоняли на вытравливание вшей, просидели мы раздетыми под одними одеялами с 6 часов утра до 12 часов дня.
Придя в барак, подняли нас для подкожного впрыскивания, вот уже в третий раз. Завтра Пасха. О Боже! Скоро ли будет мир, если война продол­жится еще месяца два, то не придется дожить до заключения мира.

22 марта
Привел Господь дожить до праздника Воскресения Христова. Но что сделали немцы в этот великий день: они заставили нас мыть пол в пустом бараке.
Разговеться пришлось брюквою...
В 4 часа утра поили нас черным кофе, в 7 часов утра выдали по полфунта хлеба. Я не знал, что сделать с хлебом: съесть ли его сразу или оставить до обеда. Решил оставить до обеда. В 11 часов утра пришли с работы с кухни товарищи и принесли мороженой брюквы, которой я и разговелся. На обед была вода с рисом и по одной сливе на человека. Всю свою жизнь не забуду подобной Пасхи.

26 марта
Вчера, несмотря на праздник Св. Благовещения, наших унтер-офицеров во главе с подпрапорщиком заставили маршировать гусиным шагом и прыгать за то, что жгли набивку из матрасов для приготовления кипятку.
Сегодня оставили всех без хлеба. Вечером была посадка, повезли нас по железной дороге на работу. Некоторые пленные кричат конвою: «Застрелите нас или дайте есть».

29 марта
В 3 часа утра приехали в город Сувалки, занятый немцами. Нас поместили в казармах 17-го стрелкового полка. Наша позиция в 11 верстах от Сувалок. Как хочется бежать к своим. Пленных нас здесь около 5 тысяч человек. Только и разговору, как об устройстве побега. Видны наши артиллерийские разрывы.

30 марта
Живешь как свинья, умываться нельзя, спать приходится на голом асфальтовом полу. Меня послали очищать площадь от навоза. Работать пришлось до 4 часов дня под холодным дождем. Промок насквозь, по приходу в казармы осушиться негде. В 4 часа 30 мин. дня дали супу без хлеба.

31 марта
Был послан на работу — зарывать павших лошадей. Проходил верст двадцать, в 7 часов вечера с трудом дотащился обратно, получил свою порцию супа, и немец ударил меня тесаком по спине за то что, идя в казарму, стал есть на ходу, я же был голоден хуже собаки.

11 апреля
Что немцы делают с нашими церквами. В одной из церквей они поставили своих лошадей и, когда лошадь пала, то она лежала несколько дней: туда же загнали пленных, где их закрыли и не выпускали трое суток, так что они принуждены были испражняться в церкви. В другой церкви сделали склад муки. Был сегодня на работе в лесу, откуда есть возможность убежать. Подговорил себе товарища и решил завтра пойти на работу с этой же партией и удрать к своим. Дай Бог, чтобы задуманный план прошел благополучно.
Рядовой Кузнецов с рядовым Сергеевым бежали 12 апреля из плена и после трехдневного скитания в лесу без пищи пробрались через немецкие окопы и пришли к своим.

2

+1 тебе за эту публикацию,очень интересно,а то нигде не слышал о жизни пленных в ПМВ

3

Эм а что скажите насчет фашиского плена?и правда ли что говорят о нем?

4

А что о нём говорят?

5

О том как есть давали только хлеб а воду нет.Это звучит глупо но попробуй сьешь (с голодухи) 3 батона черствово а потом не попей.О том как они наших голодом морили...Страшно...Дед рассказывал о том как однажды нашел листовку(читать их категорически запрещалось) там было написано:сдавайтесь(все понятно)но одна фраза его убила:УБИВ КОМИСАРА НЕ ЗАБУДЬ ЕГО ДОКУМЕНТЫ.Короче был полный пиз?ец....В плен шли тысячами даже не понимая что их ждет.

Отредактировано антон 54 (2008-12-23 22:03:49)

6

Немецкий чиновник Дорш, посетивший в июле 1941 года лагерь военнопленных в Минске, писал в отчете: «Военнопленным, проблема питания которых с трудом разрешима, живущим по шесть-восемь дней без пищи, известно только одно стремление, вызванное зверским голодом, - достать что-либо съедобное». Германских офицер В. Штрикфельд вспоминал лагеря советских пленных: «Как привидения, бродили умиравшие с голоду, полуголые существа, часто днями не видевшие иной пищи, кроме трупов животных и древесной коры».

ссылка

Лицензия на расстрел больных военнопленных, 1941 г.
Имели место расстрелы русских военнопленных, заболевших сыпным тифом или подозреваемых в заболевании, по указанию комиссара области без предварительного извещения вермахта. Вермахт не без основания озабочен по этому поводу. Я срочно требую позаботиться о том, чтобы в случае необходимости таких расстрелов военнопленных из противоэпидемических и профилактических соображений привлекать вермахт для осуществления этих мер. Только в случаях, когда сам вермахт не в состоянии выполнить это, данные меры могут быть проведены по требованию вермахта органами гражданской администрации

11 декабря 1941 г.
Из письма генерального комиссара отдела 2c области Рига-город по поводу споров о разделении компетенций между вермахтом и гражданской администрацией
Источник: Трагедия и героизм. Советские военнопленные, 1941-1945 годы. Кн.1. Москва: Мемориальный музей немецких антифашистов, 1999, стр.221.

Стрельба по беглым советским военнопленным
Вследствие напряженного положения с одеждой предметами обмундирования русской формы, кроме советских военнопленных экипируются также и военнопленные других национальностей. Поэтому при стрельбе по военнопленным уместно проявлять особую внимательность. Следует строго придерживаться приказа о трехкратном окрике "Стой!" бегущего пленного (за исключением советских военнопленных). Окрика "Стой!" не следует делать лишь тогда, когда один или несколько пленных, скрывающихся бегством, известны как советские военнопленные или уверенно опознаны часовым как советские военнопленные. В любом случае следует стрелять без окрика "Стой!", когда в дневное время военнопленный касается проволочного заграждения или переступает его.

21 января 1943 г.
Из информационного листа для окружных офицеров службы контроля и начальников рабочих команд, Stalag 326
Источник: Трагедия и героизм. Советские военнопленные, 1941-1945 годы. Кн.1. Москва: Мемориальный музей немецких антифашистов, 1999, стр.293.

Бережливость и (новый) порядок, в том числе в питании военнопленных, 1941 г.
Что касается питания большевистских пленных, то тут, в противоположность к остальным пленным, мы не связаны никакими международными обязательствами. Поэтому при снабжении их продовольствием мы должны руководствоваться только производительностью их как рабочей силы.

16 сентября 1941 г.
Докладная записка Нагеля о передаче в ведение вермахта вопросов о вывозе промышленного оборудования и продовольствия...
Источник: Преступные цели - преступные средства. Москва: Экономика, 1985, с.253, со ссылкой на ЦГАОР СССР, ф.7445, оп.2, д.168, л.26-30

"...В декабре 1941 г. я вместе с батальоном 889 ландвера прибыл в Псков. Капитан Фридрих Шнаттингер из 1-ой роты объяснил, что нам нам сразу же предстоит кое-что сделать в Псковском лагере военнопленных.
    30 солдат из первой роты, в том числе и я, были выделены для охраны. В лагере мы были подчинены одному лейтенанту из кадрового офицерского состава лагеря. Условия жизни в лагере были ужасными. Военнопленные должны были жить при 40-градусном морозе в ямах при скудном питании, состоявшем из тарелки водянистой похлебки из гнилой картошки. Хлеба совсем не давали. Следствием этого было то, что пленные выглядели скелетами, и ежедневно умирали от голода 70-80 человек. 4 военнопленных были выделены для того, чтобы каждое утро выносить умерших из ям и грузить их на сани. При этом бывало и так, что пленные отрезали куски мяса с умерших. Чтобы воспрепятствовать этому, лейтенант отдавал приказ расстреливать тех военнопленных, которых схватят на месте преступления и вблизи мертвых с отрезанным куском мяса. На основании этого приказа ежедневно расстреливали 5-6 красноармейцев как пример для устрашения.
    Позднее мы сопровождали военнопленных на работы в лесу. С этого момента работавшие в лесу военнопленные получли больше питания. А остальных, кто не мог уже работать, оставляли голодать и умирать. Один обер-ефрейтор и 5 караульных должны были сопровождать в лес на работу по 100 пленных. При первом же нашем походе в лес пленные прошли линию гражданских лиц, которые стояли у дороги и передавали военнопленным хлеб. Мы должны были запретить штатским самим передавать хлеб, чтобы предотвратить несчастье. Поэтому мы сами собрали хлеб и разделили его позднее среди военнопленных. Пленные были так ослаблены, что, казалось, совсем не могли передвигаться. Поэтому их ежедневно убирали из ям.
    На рабочем месте половину пленных мы оставляли у огня, а другая половина пленных должна была пилить лес. Пленные, находившиеся у огня, снимали с себя обувь и грели свои ноги. При этом я замечал у некоторых пленных страшные явления. Их ступни имели голубой или черный цвет, также и пальцы ног местами были обморожены и ужасно разъедены вшами. В 16.00 мы должны были снова вернуться в лагерь. Но здесь произошло нечто ужасное. Из пленных, что грелись у огня, 10-15 человек уже не двигались. Они освободились от мучений и были мертвы. Других, которые были еще живы, но не могли идти, нужно было тащить. Добравшись до улицы, мы остановили сани, чтобы таким образом двигаться до лагеря.
    На следующий день летенант отдал приказ: тех, кто не может больше ходить, не тащить назад в лагерь, а расстреливать тут же в лесу. Многие пленные сами просили их расстрелять, так как не могли больше выносить муки и страдания.
    На другой день мы должны были с пленным пройти через деревню. Пленные просили у жителей продукты. Одна женщина подошла к колонне и хотела передать им хлеб. Тотчас все пленные набросились на эту женщину. Если бы мы не вмешались, то голодная масса растоптала бы ее. Не достигнув лагеря, несколько пленных умерло. Другие, кто больше не мог двигаться, были расстреляны обер-ефрейтором Вернхаймером и еще двумя конвоирами.
    Так проходила ежедневно наша жизнь. С сотней пленных мы выступали каждое утро из лагеря и с 60-70 мы возвращались. Таким образом, 30-40 умерших с голода или расстреляных пленных оставались в лесу. В течение трех месяцев каждый день было то же самое. Из 5000 военнопленных к тому моменту, как нас сменили, остались в живых 500-600. Потом из-за завшивленности и сыпного тифа нашу караульную команду перевели из этого лагеря. Я и другие товарищи из караульной команды попали в карантин.
    Когда я сеодя вспомнаю об этом тяжелом времени, меня охватывает ужас.

Из протокола допроса обер-ефрейтора 7-й роты охранного батальона 889 Карла Фрайя, 7.8.1943 г.
Источник: Трагедия и героизм. Советские военнопленные, 1941-1945 годы. Кн.1. Москва: Мемориальный музей немецких антифашистов, 1999, стр.227-228.

Вермахт против советского народа

Отредактировано Швейк (2008-12-24 11:32:46)

7

"Запомни, отомсти немцу-зверю!
                                                                      Немецкий плен - хуже смерти
                                                                                          АКТ

        Мы, нижеподписавшиеся, очевидцы гнусных зверств фашистских негодяев составили настоящий акт в нижеследующем:
        В лагере для пленных бойцов Красной Армии в хуторе Михайловском, Черниговской области, находилось около 18000 человек. Они подвергались жестоким избиениям за всякую провинность, которую немцы находили во всем: то пленный не так встал или сел, то не так лег или встал, то не так подошел или отошел. Фашисты давали пленным в день по полкотелка воды, в которой было немного картофельной шелухи. Люди пухли от голода, холода и различных болезней. Число умерших ежедневно составляло 150-180 человек. Один из подписавших настоящий акт, красноармеец Хаймашвили, находился в лагере 28 дней. Ему удалось убежать к партизанам.
        В феврале 1942г. немцы решили ликвидировать лагерь, т.к. в этом районе сильно действовали партизанские отряды. И, вот, всех заболевших тифом и другими болезнями, а также слабых, которые не смогли передвигаться, немцы отобрали и велели перенести в отдельный сарай-барак. Таких набралось до 2000 человек. Всех их сожгли.
        Остальных в морозный день построили в колонны, раздетых и босых погнали на запад. Итти нужно было по 35-40 километров в день, без еды и воды. Тех, которые нагибались взять снега, немцы немедленно расстреливали, а также стреляли во всех, кто отставал. Вся дорога, по которой шли пленные красноармейцы, была усеяна трупами расстрелянных.
        Акт подписали: Кутилов, Гусев, Хаймашвили, Сухобоков.
        15 июня 1943г. "
Старые газеты  В бой, 18 июня 1943г. (стр.3)

8

Мда, интересный материал...
Только я думаю его следует переместить в другую тему, здесь всётаки про Первую войну...

9

НКВД написал(а):

я думаю его следует переместить в другую тему

Название темы: "Немецкий плен русскими глазами", плюс я считаю, что это очень интересное сравнение немецкого плена в Первую и Вторую мировые войны.

10

Согласен.


Вы здесь » Форум поискового отряда "ВИТЯЗЬ" » История СССР » Немецкий плен русскими глазами